Тетрадь Теней
Стихи и проза Владимира Самохина

Стихи

Сердце когтями грязными не дери:
ляг, успокойся — скоро все вновь пройдет.
Так, как всегда проходит за годом год.
Выгорит чувство, рвущее изнутри.

Выгорит, скоро осень, придут дожди.
Ну а за ней зима, снег накроет мир.
Ты одиночка — это уже прими,
ты одиночка, прошлое — позади.

15 августа 2012

Я писала скрежетом по стеклу
и чертила углем по тьме ночной.
Только знала точно: идти домой
мне бы стоит точно не по светлу.

Я писала инеем на губах,
руны я чертила клинка змеей.
Я тебя как встретила — так со мной,
не бывает радость или гульба.

Я писала пламенем по стогам,
я чертила кровью проклятый знак!
Как же ты со мной поступил вот так —
посвятил жестоким своим богам?

Я ведь самой хрупкой из светлых дев
поднесла тебе ключевой воды.
Не ждала ни зла, ни иной беды,
а теперь — где сестры, и дом мой где?

4 августа 2012

Не повезло ей тогда рожденьем:
свинарник грязный в деревне дикой.
Минули годы, смешались тени —
и ее встретил прекрасноликий.

Они шагали, и стены замка
давили. Сердце сжималось, словно
она принцессой, не самозванкой
пришла по праву, а не по зову.

Он пригласил ее лишь на вечер.
Отмыл всю серость, сорвал лохмотья.
Он принцем был, и ему не легче,
чем той, чья родина — на болоте.

Он — рядом с ней, на роскошном ложе,
и стоны бились о стены замка.
Потом — прогнал. Ведь себе дороже
спать не с принцессой, а с самозванкой.

2 августа 2012

Он какой-то неправильный: чуткий, незлой,
вопрошает, живя его на изломе:
почему этот век совершенно такой,
что в нем так неудобно незлому?

В его сердце не камень, не металлолом —
сердце выстлано хрусткой соломой.
Этот парень не жаден делиться добром,
но ему — неуютно, незлому.

Ему кажется мир весь — неправильным сном.
Не плохим — не бывает плохого.
Он желает проснуться, но утром — он в нем:
мире, столь непонятном незлому.

20 июля 2012

Я не тот, за кого ты себя выдаешь.
Я не тот, на кого ты смотрела, дрожа.
Я не Тот, я — Анубис. Я — хаос, я — нож.
Ты же — кровь, что стекает по кромке ножа.

12 июня 2012

То, что было со мною когда-то —
тает, словно бы все изо льда.
Ты ни в чем уже не виновата —
это да. Это да. Это да.

Рай земной все же требует платы,
муть души подымая со дна.
Остановка. Прощайте закаты.
Я один. Ты, мой ангел, одна.

Персонаж. Героиня наброска.
Муза? Призрак? Чужая звезда?
Я стою. Как и прежде, неброский.
Не беда. Не беда. Не беда.

Сигаретные злые стигматы —
это только позёрство, игра.
Если что-то и было нам свято,
то ушло и оно. Нам пора.

То, что было со мной и с тобою —
нам приснилось, но сон навсегда
сдал реальности пешки без боя.
Мы уйдем. Без следа. Без следа.

17 февраля 2012

Камень под моей стопой — остывая, жизни пьет.
Ветер под моей рукой — завывает и поет,
шорох дремлющий ручья — будь разбужен и восстань,
жизнь чужая, не моя — не держи, перестань!

Пламя жжется и гудит, угли лавою горят,
с трех сторон ко мне летит силы боль, власти яд.
Заклинаю при луне — светом звезд, грустью снов!
Воля древних, дивных дней — будь моей, славь любовь!

Заклинаю, ворожу — я пришел, я посмел!
Пламя стелется к ножу — я заклял, я сумел!
Я диктую свой наказ, тайных слов знаю ключ!
Бережет тебя стократ солнца свет, холод туч.

Бережет тебя стократ лед зимы, лета жар.
Ты моя, других здесь нет. Ты мой дар. Я твой дар.
Строки рун от чуждых глаз прячут нас, нас храня.
Вместе — только ты и я. Здесь, сейчас. Здесь. Сей час.

16 февраля 2012

И время чужое, и судьбы те лишь ангельских крыльев плен,
но кто усомнится в моей высоте — поднимется пусть с колен.

И время чужое, и судьбы те лишь то, что я сам искал,
но кто усомнится в моей красоте — пусть выдержит взгляд зеркал.

И время чужое, и судьбы те лишь двадцать секунд на грусть,
но кто усомнится в моей чистоте — своей пусть проверит вкус.

14 февраля 2012

Город липнет к ногам,
воронье ковыряет газоны.
Жизнь идет по шагам,
для иного пути нет резона.

Солнце льется как мед
золотой и тягучей волною.
Сохнет грязь, плачет лед —
город отдан потоку со мною.

В черно-рыжий давно
перекрашена яркость и зелень.
Город — это кино,
сериал бесконечный, но ценный.

Стенам, людям, домам —
резкость черт и контраст силуэтов.
Эта осень всем нам
дарит тень давно спящего лета.

22 ноября 2011

Холодный свет и серый гололед —
какой там круг нам Данте обещает?
И кто он, тот, который нас ведет?
И что в итоге всех нас ожидает?

Так, мы опять отправимся в поход:
косматая вещунья нагадает
о том, чего сама еще не знает,
но ожидает ночи напролет.

Быть может, мы грядущий встретим год?
Быть может, что совсем наоборот —
не встретим, и домой придем едва ли?
Не все ль равно, ведь мы все это ждали?

А дней минувших дружный хоровод
закружат зеркала чужой печали.

14 ноября 2011

Страх сменяет нежность, нежность сменит страсть —
это неизбежность, точно в пропасть пасть.
Этот неизбывный холодок в речах,
Эти страсть и нежность, этот стон и страх.

Солнце на восходе плавит стекол лед,
но в твоем походе солнце не взойдет:
оживать с закатом, гибнуть на заре.
Ты не виновата, то не твой запрет.

И большой вины нет, в том, что ты есть ты.
И к чему нам гордость там, где есть мечты.
И к чему нам совесть там, где правит жар.
Ты не прекословишь: дар в ответ на дар.

18 октября 2011

Луна. Вокруг светло,как днём.
Луна. Опять не даст уснуть.
Луна. Объят мой дух огнём.
Луна. Судьбу не зачеркнуть.

В ночи. Осколки тишины.
В ночи. Вой псов на разный лад.
В ночи. Мольбы запрещены.
В ночи. Боль в сотни киловатт.

Звезда. Холодный,чистый свет.
Звезда. Бьёт больно по глазам.
Звезда. В свой реквием сонет
Звезда. При жизни превратишь ты сам.

Рассвет. От сна остался дым.
Рассвет. Вся в инее земля.
Рассвет. Не бойся быть другим.
Рассвет. Ищи в себе себя.

Маргарита Соловых

Луна. И иней облаков, и силуэты скал.
Луна. И черная любовь, которой не искал.
Луна — и язычок свечи, дрожащий на ветру.
Луна и я — одни в ночи, покуда не умру.

В ночи шаги, и лай собак, и шорохи в тенях.
В ночи — круги на пустырях, и липкий, серый страх.
В ночи — стальное острие, и бег меж двух огней.
В ночи дыхание мое, и гниль души моей.

Звезда сверкает и манит, но кто я для нее?
Звезда — серебряная нить, пусть серебро — ничье.
Звезда — как будто бы игла, пронзившая доспех.
Звезда! Сгустилась злая мгла, и слышен мерзкий смех.

Рассвет! Пусти меня домой! Не мучь меня, не жги!
Рассвет! Но слышу за спиной я мерные шаги.
Рассвет. Пришел расчетный час, и мой пришел палач.
Рассвет итог решит за нас. Пожалуйста, не плачь.

17 сентября 2011

Луна как солнца диск ярка, и тень бежит вперед,
Луна оплыла в серебре и под ноги легла...
Луна зовет, и волчий вой пронзает небосвод,
Луна над буйной головой хранит от силы зла...

В ночи прекрасные леса раскинулись во мгле,
В ночи полями рыщет зверь, смеясь, как человек...
В ночи не страшно умирать на проклятой земле
В ночи по небу звездный дождь рассыпался как снег...

Звезда, падучая звезда — лови скорей за хвост! — 
Звезда сорвалась и летит на встречу с пустотой...
Звезда блестит как хищный глаз, и сердце сжал мороз!
Звезда безумья и любви не знает про покой...

Рассвет — он крылья превратит в бесцветный легкий прах,
Рассвет — и прерванный полет погаснет за чертой...
Рассвет — и вечность позади, в награду только страх,
Рассвет не верит в волшебство, и маг идет домой.

Екатерина Вилкс

Ты пытаешь меня, ты сжигаешь огнем —
день за днем, день за днем, день за днем, день за днем!
Я пылаю. Тебя же касается сталь.
Я пытаю тебя, как привык, как и встарь.

С треском волосы вспыхнут, и в воздухе смрад —
пусть горят, пусть горят, пусть горят, пусть горят!
Под касаньями легкими лезвия — кровь.
Я пытаю тебя. Я пишу. Вновь и вновь.

28 мая 2011

У меня на груди следы от когтей —
отпечаток твоих мимолетных затей.
У меня между ребер — рубец от копья.
Ты не веришь, но там, тогда — тоже был я.

17 мая 2011

Скалим клыки. Волки?
Нет, насмешка над статью.
Что нам с тоски? Толку?
Бред. Спать — на кровати.

Полночь, луна. Пламя?
Как? Ложь. Тишина дома.
Трепет костра — нам ли?
Тьфу! Жизнь — это так стрёмно.

18 апреля 2011

Не смотри в моих глаз бесконечную боль.
Не смотри в первый раз после встречи с собой.
Я по кругу хожу,
и глаза завяжу,
чтоб холодный взгляд твой не поспорил с судьбой

На спине твоей два бесполезных крыла:
вроде были, но боль до конца не прошла.
Вроде боль, вроде ложь,
вроде что-то поешь,
а когда допоешь — горло дернет стрела.

Этот выстрел звучал из пустого угла:
мы всего лишь тела, не слова, не дела.

26 марта 2011

Взгляд на рассвет, выход за дверь —
cнова открыты цепи дорог.
Тысячи лет, но до сих пор
путь для бродяг одинок.

Взгляд на рассвет, на небо взгляд —
птицы щебечут в кустах.
Тысячи лет — шаг лишь назад.
Шаг лишь. Только лишь шаг.

Взгляд на рассвет, ключ в синеву —
дом уже будет чужим.
Тысячи лет странным слыву,
странником в новую жизнь.

Взгляд на рассвет, только лишь раз —
твой одичает сад.
Тысячи лет. Вспомни тот час.
Взгляд тот. Тот взгляд в закат.

22 марта 2011

В итоге плеснули на струны, на строки —
кто алым, а кто белёсым
и липким. Противно быть первой скрипкой.
Усталость. Опять вопросы.

Что сделал? Зачем все раскрасил белым?
Хоть черный — как символ, знак.
Цвет ночи. Быть может, чего-то хочешь?
Путь скорбный — такой пустяк.

На образ, образ! И вновь — ведь совесть
вуалью скроет всё, что в душе.
И что же? Кто мне теперь поможет?
Усталость. Силы ушли уже.

30 декабря 2010

Погадай мне на картах таро.
Мое имя? Не надо бы всуе.
Дай, я карты-то перетасую,
Мир сквозь пальцы — как это старо.

Дураком по дорогам идти,
правосудия нити сорвав...
Перебили меня: йод, хей, вав —
не закончить такого пути

Не гадай мне, отшельник, не стоит,
беспокойства не надо, я сам:
карты выложить — это пустое.
Игры кончены. Смерть чудесам.

Дьявол молвил — и рухнула башня.
Сон растаял. Лишь карты. Не страшно.

28 октября 2010

Не плачу по счетам, потому что расчет окончательным все же не будет.
Не узнал, не читал, в общем, я ни при чем: ты забудешь, опять все забудешь.
И когда я склоняюсь над черным ручьем, и горстями пью кровь из потока,
ты твердишь про счета. Только я ни при чем, это только последствия шока.

17 июля 2010

Я целую связанные руки.
Я целую сомкнутые губы.
Ласково. Но я могу быть грубым —
лишь бы было чем развеять скуку.

1 июля 2010

Все забыть, и пройти перечеркнутый путь.
Под шлагбаум нырнуть, и завыть, и вздохнуть,
посмотреть на свой город, что встал за спиной —
Серой массой, стеной, тишиной.

Словно в детстве — мечтать,
чтобы всё нам под стать.
Эфемерные сны
тишины.

Чтобы отзыв-пароль,
чтобы верная роль.
Чтоб клинок на клинок,
Гордый взгляд на восток.

Плащ и шпага, томность, кинжал и яд —
это снова в моде, так говорят.
Это снова в сердце, а ты — в войне.
Гигагерцы отданы тишине.

26 апреля 2010

Любимая, вырви мне глаза,
я знаю, что делать с тобой в ночи
Любимая, вырви мне глаза,
прошу: не молчи, не молчи, не молчи!

Любимая, вырви мне глаза,
любимая, мне так сказал господь!
Любимая вырви мне глаза,
и я успокою себя навек!
Любимая, вырви мне глаза,
и к плоти опять прикоснется плоть.
Любимая вырви мне глаза,
чтоб кровь потекла по лицу из-под век!

Любимая, вырви мне глаза,
потом поцелуй, потом обними.
Любимая, вырви мне глаза,
ты все понимаешь, и это пойми.

16 апреля 2010

Это VIP-клуб и сегодня мест нет
ни на танцполе, ни в баре.
Сердце одень в бронежилет,
руку тяни к гитаре.

Грусть, но пойми, миг удачи — не век,
а только миг, парень!
Щурясь из-под презрительных век
руку тяни к гитаре

Пой песню злую, чтобы — в огонь,
Чтоб умереть в угаре!
Чтобы не ты, значит, другой
Руку тянул к гитаре

Точка? Конец? Сердце дрожит.
Касанье — электроударом.
Скорбно. Коробит. Сон пошло-лжив,
Руки дрожат. Гитара...

9 января 2010

© 2000-2022 Владимир Самохин
11